Крайние темы форума:

Популярные статьи:

Свежие статьи

Обеспечение безопасности на стенном маршруте

В последние годы в горах нашей страны ежегодно совершается порядка четырех тысяч человековосхождений по маршрутам 5—6 к.с. Большинство из них — маршруты чисто скального характера или комбинированные с преобладанием крутых и трудных для свободного лазания стен. На подобных маршрутах редко можно встретить неподготовленных альпинистов. Как правило, они отсеиваются значительно раньше — в процессе подготовки и совершенствования на маршрутах 3—4 к.с. И, несмотря на имеющееся своеобразное сито, на маршрутах высших категорий сложности все же имеется значительное число аварий, так как техническая сложность и объективная опасность тут максимальны.

восхождение по стенеНа сложных маршрутах, а точнее — стенах, постоянно действуют две главные опасности: первая — возможный срыв первого в ведущей связке и вторая — вероятность поражения спортсменов или веревки свободно падающими камнями.

Первая опасность заставляет альпинистов постоянно совершенствовать личную технику лазания. Высокие достижения альпинистов в скальном, техническом и высотно-техническом классах восхождений сегодня просто немыслимы без высокой квалификации их участников в спортивном скалолазании.

Но какой бы ни была высокой личная скалолазная квалификация спортсмена, и в этом случае может быть срыв: непрочные скалы, вырвавшаяся из-под руки зацепка и т. д. Для таких случаев и существует страховка, проще говоря, она должна предотвратить несчастье.

Вторая опасность наиболее коварна и менее предсказуема. Даже многодневные предварительные наблюдения за режимом жизни стены не всегда дают полную картину путей и расписания камнепадов на маршруте предстоящего восхождения. Не менее опасны и камни, случайно сброшенные первой связкой. Все это породило сложную технику и тактику движения по стене с учетом возможных камнепадов. Основными элементами такой техники являются:

  • наблюдение и изучение объекта восхождения с выбором наиболее безопасного пути, часто и не самого логичного с альпинистской точки зрения;
  • выбор ограниченных временных интервалов движения между возможными камнепадами;
  • организация пунктов страховки и движение из укрытий (пещеры, карнизы, нависы и т.д.);
  • начало движения рано утром или даже в ночное время;
  • организация двойных перил, разведенных до полуметра между собой, что существенно снижает вероятность перебивания камнями сразу двух веревок;
  • движение лидера вверх-вниз со сдвигом в сторону от линии нахождения группы связки на стене во избежание случайного поражения их сброшенными камнями.
  • При этом следует помнить, что сама организация и взаимодействие связок на стене серьезным образом влияют на безопасность группы и выявляют имеющиеся резервы повышения надежности движения. Здесь речь идет о маршрутах 5—6 к.с., на маршрутах 2—4 к.с. целесообразна своя организация взаимодействия связок, которая полнее соответствует данной сложности рельефа и описана в ряде ранее опубликованных работ.

    В процессе совершенствования тактики и техники преодоления стенных маршрутов, личной техники самих альпинистов многие годы отрабатывались и проверялись практикой различные схемы и способы движения. Как правило, они соответствовали сложности маршрута, уровню технического оснащения спортсменов и все возрастающей их специальной физической подготовке. Не в малой степени на формирование стиля движения команд влияли и существующие качественные оценки лучших восхождений, проводимых в рамках чемпионата союза по альпинизму: движение свободным лазаньем; равномерность в использовании ведущих; четкость выполнения тактического плана; скорость прохождения по маршруту. Все это привело в конечном итоге к наиболее рациональной с точки зрения безопасности организации движения команды по стене.

    Если посмотреть на историю зарождения советской альпинистской школы, то наиболее характерным принципом ее организации был коллективизм. Интересы команды в целом всегда преобладали и были основой для воспитания у спортсменов чувства товарищества и взаимопомощи. Одновременно коллективные действия группы в горах давали и основную гарантию безопасности.
    Такая же основа была заложена и в организацию работы альпинистских учебных баз, в порядок выделения путевок на них только через коллективы и в системе организации командных соревнований по альпинизму на всех уровнях. Все это на долгие годы определило и подход к организации работы спортивной команды:

    • победа над вершиной — это победа всей команды;
    • труд и усилия каждого спортсмена безоговорочно отдаются общему делу;
    • в критической ситуации — равнение на слабого;
    • главное внимание уделяется спортивным приемам, тактике и общему снаряжению, которые способствуют скорейшему продвижению по маршруту команды в целом;
    • неоказание помощи пострадавшему карается высшей мерой общественного порицания.
    • Все эти принципы десятилетиями служили советскому альпинизму и воспитали плеяду замечательных спортсменов и спортивных коллективов. Устойчивость организационных основ определялась и той материальной базой, которую имел и имеет до сих пор отечественный альпинизм. У нас отсутствует свободный рынок альпинистского снаряжения, нет горных приютов и гостиниц, пансионатов массового индивидуального обеспечения. Отдельный спортсмен или семейная пара, даже имея средства, не могут рассчитывать на обеспечение их со стороны альпинистских баз или контрольно-спасательных пунктов. В этих условиях единственной формой работы и жизнеобеспечения в горах остается коллектив.

      Однако уже с 70-х годов коллективный принцип работы альпинистской команды наряду с ее положительными качествами стал проявлять и некоторые негативные моменты. Этот период совпал с началом освоения в нашей стране труднейших стенных маршрутов, прохождение которых на узловых участках идет на грани срыва. Вполне естественно, что не всем спортсменам удавалось пройти такой маршрут. Однако ожидаемого отсева более слабых спортсменов так и не произошло. Коллективный принцип сохранения команды выдвинул вперед так называемых забойщиков, а остальная часть команды стала проходить маршрут в основном по веревочным перилам, для них, организуемых теми же забойщиками. В результате на уровень мастеров спорта стали выходить спортсмены, которые в будущем не могли и не хотели самостоятельно первыми проходить эти сложнейшие маршруты.

      Проведенный ведущими тренерами анализ создавшейся ситуации не привел к отрицанию коллективных принципов организации команды, однако уже 80-е годы внесли в нее существенные коррективы. Если ранее начальной структурной единицей команды был участник, то теперь его место активно начинает занимать автономная схоженная связка-двойка. Раньше техническое совершенствование команды шло только за ограниченное время совместных восхождений (один спортсмен ведь не мог в одиночку выйти на тренировку на сложную стену), теперь же легализация в альпинистских «Правилах» связки-двойки позволила более глубоко и существенно раскрыть индивидуальные возможности спортсменов, вести направленную тренировку на любом маршруте и в любое время года. А в последнее время в любое время суток, даже ночью, можно отрабатывать те навыки, которые на сложном рельефе должны выполняться автоматически и не отнимать внимания у спортсмена, работающего на отвесе или висящего под карнизом, — все так называемые мелочи работы с веревкой, петлями, репшнуром и т.д.

      В результате на сегодня мы уже имеем очень качественный сдвиг — произошло ощутимое повышение спортивного уровня подготовки спортсменов высших разрядов, а техническая сложность восхождений возросла настолько, что уже в 1988 г. пришлось официально разделить шестую категорию сложности на 6А и 6Б.

      В этом же ряду необходимо отметить, что команда как форма организации спортсменов перестала быть монопольной, консервативной, сдерживающей индивидуальные способности спортсменов. Объединение в команду теперь идет не по формальным требованиям «Правил», а тогда, когда это объединение приносит реальные преимущества самим спортсменам, например в период совместного обучения на сложном маршруте, где обеспечение безопасности двойки становится проблематичным. Это особенно характерно для высотных и высотно-технических восхождений. В результате коллективные действия и принципы работы команды не только не потеряли своего значения, но даже отчасти укрепились за счет повышения технического уровня связок, более полной взаимозаменяемости между ними.

      Именно здесь следует вернуться к вопросам практической организации работы команды на стенном маршруте. Примем к рассмотрению наиболее характерную группу из шести человек, так как все остальные можно считать меньшей (4—5) или большей (7—10 человек) модификациями.

      В идеальной по подбору участников команде каждая из связок может работать на любом месте: быть лидером, идти второй или замыкающей связкой. Наиболее оптимальным режимом работы связки на технически сложном маршруте является такое расписание: день работы в качестве ведущей связки и два последующих дня на втором или третьем номерах.

      Задача ведущей связки — прокладывать путь по стене. Первый в связке всегда идет без рюкзака или с рюкзаком минимального веса для жизненного обеспечения. На предельных по сложности маршрутах связка имеет автономное, обеспечение личным и бивачным снаряжением, питанием, рацией, аптечкой. Однако и при этом необходимым становится использование всех имеющихся возможностей для организации совместного бивака. Это существенно улучшает условия отдыха ведущей связки и психологическую устойчивость всей команды в целом.

      Помимо прокладки пути одной из главных забот первой связки являются меры по обеспечению безопасности движения лидера и предотвращению отрицательных последствий его возможного срыва. Этому подчинен подбор снаряжения: амортизатор ведущего, тормозное устройство страхующего, прочность системы подвески ведущего, количество крючьев на веревку, оттяжки к крюкам и многое другое, а также действия ведущего, качество забивки крючьев, норма выхода наверх над последним крюком и действия страхующего надежность организации самостраховки и страховочной станции, от которой он выпускает лидера связки, постоянная готовность к протравливанию веревки при возможном срыве, соблюдение норм протравливания веревки, внимание к правильному положению конца свободной веревки, чтобы он не запутался в тормозном устройстве, карабине и пр.

      Чтобы не поранить страхующего и нижних участников группы случайно сброшенными камнями, веревка первой связки не должна нависать непосредственно над остальными участниками группы. Для этого в начале движения хода веревки на уровне станции страховки или в непосредственной близости от нее делается сдвиг в сторону от группы, насколько позволяет рельеф и логика такого маневра. Дальнейший путь ведущий связки прокладывает вверх не только потому, что это наиболее короткий путь, но и потому, что нижним участникам очень трудно подниматься по наклонным перилам, тем более с грузовым рюкзаком. Если же из-за сложности рельефа ведущему не имеет смысла прокладывать путь прямо вверх, то второй в этой связке, идя с верхней страховкой, должен спрямлять перила до вертикального положения, по которым относительно легче будет двигаться участникам группы с грузовыми рюкзаками.

      Желательны смена и отдых ведущего внутри первой связки в течение рабочего дня. Однако это во многом зависит от конкретного самочувствия и квалификации каждого из двух спортсменов связки, их наработанного взаимодействия и т. д. С точки зрения требований к физической подготовке каждый спортсмен должен быть готов проработать первым в группе весь рабочий день. Использование этого резерва зависит от конкретной ситуации на маршруте и договоренности между партнерами связки.

      Вторая связка после работы первой окончательно оборудует перила, где надо выбивает лишние крючья, организует непрерывную и равномерную подачу снаряжения к первой связке. В ее же обязанности совместно с последней связкой входит свертывание общего бивака. С точки зрения безопасности основное внимание второй связки сосредоточено на том, чтобы не допустить срыва с перил при движении с грузовыми рюкзаками и не сбросить камня на нижних. В соответствии с этим на первый план выходит техника самостраховки: зажимы, схватывающие узлы, стремена разных типов. В работе второй связки много утомляющих внимание технических забот. Стандартная номенклатура личного и общественного снаряжения команды из шести человек состоит из 400—480 самостоятельных элементов. Значительная часть этого снаряжения постоянно в работе, в круговороте от первого к последнему участнику и обратно. В центре этого круговорота находится вторая связка. От четкости ее работы во многом зависит равномерное движение вверх всей команды.

      Третья, замыкающая, связка последней покидает бивак, унося с собой все бивачное снаряжение, снимает перила, выбивает крючья. Высокая квалификация в приемах самостраховки особенно требуется при ликвидации перил, порой установленных под углом к вертикали или на отрицательных участках стены, где всегда есть опасные маятники и возможно откидывание от стены при выбивании крюка. Работа последней связки требует высокой психологической устойчивости и физической силы. Эта связка в наибольшей степени оторвана от общения с командой и подвержена опасности быть пораженной камнями даже случайно сброшенными верхними участками команды или связочными веревками. Например, за период 1984—1988 гг. только по этой причине на спортивных восхождениях погибли 8 альпинистов.

      Таким образом, работа связки на каждом из трех номеров имеет свою специфику и требует от спортсменов умения сосредоточивать внимание на своих, особых элементах техники, страховки и самостраховки. За день работы спортсмен привыкает, прирабатывается к ним, и поэтому смена лидирующей связки, да и переход на второй или третий номера, должна проводиться с особой тщательностью еще на биваке. Это относится как к подготовке снаряжения, так и к психологическому настрою.

      На сложном маршруте значение хорошо оборудованного бивака, создающего комфортные условия для работы и отдыха, трудно переоценить. Команды, вырабатывающие день вплотную до темноты и оставляющие все строительные работы по оборудованию площадки «на потом» и тем более с пренебрежением относящиеся к процессу приготовления и приема пищи, делают себе плохой подарок к следующему рабочему дню. Встречаются и любители облегчить общественный груз команды за счет веса палатки или спальных мешков, но последствия таких экспериментов тоже легко предсказуемы.

      И хотя палатка ощутимым грузом ложится на плечи команды не в переносном, а в прямом смысле этого слова, с ней никогда не следует расставаться не только на длительных, но и на коротких, однодневных маршрутах. Не следует упускать из виду, что на любом восхождении в любое время может резко, а порой катастрофически испортиться погода или внезапно заболеть один из участников, не говоря уж о травме или несчастном случае.

      В последние годы конструкции палаток стали активно приспосабливаться именно к условиям стенных восхождений. Так появились палатки на подвесных рамах, не требующие никакой площадки. Они хорошо зарекомендовали себя на сложнейших стенах с проблемными биваками и, особенно при восхождениях в зимних условиях, где раздельные висячие ночевки участников команды практически недопустимы.

      Описанная выше организация работы связок в команде построена на их четком взаимодействии. Она обеспечивает работу связок и дает возможность команде не только двигаться в оптимальном режиме, но и пройти сложнейший маршрут, который не по силам для одной связки-двойки.

      Есть и другие мнения тренеров по организации связок на маршруте. В основе их рассуждении лежит автономное движение связок. При этом в полной мере проявляется самостоятельность, техническая квалификация и тактическая зрелость всех участников команды без исключения. В качестве обоснований приводятся положительный опыт применения этой схемы на тренировочных восхождениях 3—4 к.с., работа групп-двоек на спортивных маршрутах и, конечно, примеры зарубежного опыта.

      На наш взгляд, не следует резко противопоставлять друг другу эти два варианта, так как каждый из них имеет свои области применения. Так, трудно себе представить, что учебные группы из спортсменов до второго спортивного разряда совершали свои восхождения в связках-двойках. У нас нет и неизвестно, когда будет организовано индивидуальное обучение (а оно пока самое плодотворное в практике учебного альпинизма) инструкторами или профессиональными гидами. Кстати, их у нас тоже нет, и в обозримом будущем не предвидится такой категории учителей альпинизма. Да и спасательная служба не обеспечит подобное явление необходимыми мерами безопасности. Правда, и на этом этапе в учебных целях уже возможно использование элементов автономного движения связок. В целом же учебная группа под руководством инструктора-методиста по альпинизму, построенная на коллективных принципах обучения и спортивной подготовки, на сегодня является оптимальным начальным звеном.

      При дальнейшем спортивном совершенствовании, вплоть до уровня мастера спорта, значение малой группы, включая двойку, имеет все возрастающее значение. Эта форма воспитывает самостоятельность спортсмена, повышает умение работать первым и руководителем группы, формирует актив постоянных и ситуативных лидеров. Двойка — самая мобильная в организации группа, требующая на стене минимального места для ночевки. Однако и тут значение группы в 4—6 человек взаимодействующих спортсменов не пропадает никоим образом. Далеко не все даже действующие мастера спорта рискнут выйти в двойке на наиболее сложные сегодняшние маршруты 6 к.с. Но в группе большего состава тот же спортсмен, пользуясь лишь моральной поддержкой товарищей, работает на таком маршруте первым и проходит сложнейшие участки маршрута. Поэтому такая возможность выбора форм подготовки и развития спортсменов в альпинизме должна всегда существовать.

      Если на скальных и технически сложных маршрутах до 5Б к.с. возможность работы двойками уже не вызывает сомнений, то при восхождениях 6А и 6Б к.с. на сегодня картина иная. Тут пока преобладает групповая форма организации команды с высокоразвитым взаимодействием, сменой ведущих и запасом прочности, которых требуют эти маршруты. Не исключено и то, что в самом ближайшем будущем при возрастающем мастерстве спортсменов и качестве альпинистского снаряжения и, особенно при более высоком техническом уровне организации контрольно-спасательной службой спасательных работ такие маршруты будут проходиться малыми группами и двойками. Однако на сегодня такой технический уровень в массе не достигнут, и команда с взаимодействующими связками остается пока оптимальной формой организации движения.

      Хотя в этом явлении есть и свои скрытые трещины, и серьезные пробелы. Самым ярким примером является такая форма подготовки команды, при которой выращивается постоянный лидер, проходящий весь маршрут первым, а делом всех остальных участников команды остается только одно — успеть за тем, «кто едет на паровозе», двигаясь по перилам, и вовремя подпитывать его необходимым снаряжением. К сожалению, такие примеры сегодня уже не единичны.

      Коллективная форма команды сохраняется и на высотных восхождениях. Там, где высота вершины начинает превышать 6000 м и сочетается с технической сложностью 4—5, а на отдельных участках и 6 к.с., применяется взаимодействие связок, аналогичное уже рассмотренному.

      На высотных восхождениях с более простым по крутизне рельефом автономность в работе связок возрастает и чисто техническое их взаимодействие заменяется организацией тактического взаимодействия, при котором главное — это близкий зрительный контакт между связками, возможность вовремя прийти на помощь сорвавшемуся, заболевшему, поднять общими усилиями необходимый груз в верхние лагеря и т.д.

      Но даже и в таком сложном виде восхождений, как восхождения на высокие горы, наметился явно нездоровый интерес к упрощению проблем безопасности за счет снижения личной подготовки и коллективной ответственности за действия членов команды или группы. Сегодня на всех маршрутах, входящих в зачет на право получения жетона «Покоритель высочайших вершин СССР», а попросту знака «Снежный барс», все чаще и чаще наблюдается картина, не вписывающаяся в рамки понятий об альпинизме. В начале или на любом другом этапе сезона данные маршруты оборудуются постоянными веревочными перилами, и участники различных групп без соблюдения даже чисто формального движения в составе своей группы, просто вперемешку друг с другом, двигаются вдоль линии перил и таким образом достигают заветных вершин высотой выше 7000 м, а соответственно и заветного жетона со званием. Конечно, невозможно провесить перила на многокилометровых маршрутах полностью, значит, они появляются там, где необходимы по сути, а простые участки альпинисты проходят уже вне связок, в одиночку, и это притом, что нашими «Правилами» одиночные восхождения «не рекомендуются». И вполне понятна озабоченность альпинистской общественности такими формами альпинизма. Сейчас ведутся поиски мер, исключающих такой «альпинизм».

      Взаимная страховка в первой связке
      Важнейшим моментом обеспечения безопасности работы связок на стенном маршруте является вопрос их взаимной страховки. Самым сложным приемом страховки в альпинизме по-прежнему остается динамическая страховка при срыве альпиниста на горном рельефе. Наибольшая вероятность срыва существует, конечно, в первой связке. Практика отечественного альпинизма наглядно подтверждает это.

      Если принять общее количество несчастных случаев в альпинизме с 1969 по 1983 г. за 100%, получим следующую картину:

      • Гибель участников ведущей связки в результате срыва одного из них — 38%
      • Гибель в лавинах и при выходе на снежный карниз — 20%
      • Заболевание, переутомление, замерзание — 16%
      • Одиночное движение без связки — 6,3%
      • Поражение камнями — 9,2%
      • Все остальные причины — 10,5%
      • Несмотря на серьезные теоретические разработки всего комплекса вопроса по обеспечению безопасности первого связки, проведенные у нас и за рубежом, их практическая реализация идет все еще неоправданно медленно. Это в первую очередь касается массового выпуска амортизаторов типа БЭПУ с различными порогами срабатывания, альпинистских веревок, отвечающих требованиям UIAA, строительства страховочных стендов в альпбазах и в городах, выпуска качественной высокогорной обуви и многого другого. Все это является реально необходимым для сокращения указанных выше 38% несчастных случаев.

        Чтобы глубже понять необходимость этого, приведем результаты анализа названных 38% (137 несчастных случаев) с точки зрения использования страховочного снаряжения и действий страхующего.

        На скалах:

        • 13 несчастных случаев (НС), при которых сорвавшийся был задержан на крюке (3), выступе (5) или упал сам на полку (5);
        • 38 НС, связанных с вырывом крючьев, (8), разрывом веревки (13) или и того и другого вместе (17);
        • 15 НС — при одновременном движении связки срыв одного из участников (другой не успевает организовать надежную страховку);
        • 5 НС — при попеременном движении, связки страхующий не организовал страховки вообще;
        • 5 НС — срывы в результате обрыва или временной потери, самостраховки на полках и страховочных станциях;
        • 6 НС — действия страхующего не выяснены.
        • На ледово-снежном рельефе:

          • 2 НС — сорвавшийся задержан, но смертельно ранен;
          • 20 НС — вырван ледоруб при попеременном движении;
          • 28 НС — при срыве одного из участников другой не успел организовать надежную страховку при одновременном движении связки;
          • 5 НС — движение без связки;
          • 7 НС — при срыве от веревки оторвался зажим.
          • Кроме того:

            • ни один из 137 человек не имел систематической тренировки на страховочном стенде;
            • аварийные группы не имели в своем арсенале амортизаторов для первого в группе и тормозных устройств для страхующего. Как прямой результат этого наибольшее количество несчастных случаев на скалах (38) сопровождалось вырывом крючьев или разрывом веревок;
            • случаи, когда страхующему удавалось задержать сорвавшегося без вырыва крючьев или разрыва веревки, весьма редки: 8 на скалах и 2 на ледово-снежном рельефе.
            • В последующие пять лет (1984—1988 гг.) названные проблемы страховки не были решены, и структура НС осталась практически той же. Какие же элементы организации и спортивной техники в наибольшей степени определяют безопасность работы первой связки? Проведенные расчеты, их экспериментальная проверка и обсуждение этого вопроса в основных спортивных коллективах привели к следующим результатам:

              1. Безопасность первого в ведущей связке существенно повышается при использовании им амортизатора с разрывным усилием в 200—300 кг. Его применение обеспечивает нагрузку на страховочные крючья не более 450 кгс, что допустимо для 80—95% всех забиваемых стальных, и титановых крючьев с рабочей длиной 60—80 мм, горизонтальных и вертикальных, так как допустимой нагрузкой на такие крючья следует считать усилие не более 500—700 кгс. Оставшиеся 5—20% приходятся на неумело забитые скальные крючья, а также незамеченные отломы скальной породы, слишком широкие трещины или применение для страховки опорных (малогабаритных) крючьев с рабочей длиной лезвия 30—40 мм.
              2. Надежность увеличивается при использовании веревки, отвечающей стандартам UIAA. Способность ее к 35—40% удлинению при номинальной нагрузке приводит к автоматическому ограничению усилия на нее (не более 1000—1200 кг) при любой глубине падения одного сорвавшегося спортсмена. А это означает, что даже в случае вырыва промежуточных страховочных крючьев падающий будет удержан на нижних сблокированных крючьях станции страховки или скальном выступе без опасности обрыва веревки.
              3. Дополнительный запас надежности дает использование тормозных элементов страхующим (шайба Штихта, восьмерка, узел UIAA и пр.). Одновременное их использование с амортизатором для первого в связке существенно не повышает общую надежность, но делает само торможение более плавным. При отсутствии же амортизатора у ведущего в связке тормозное устройство страхующего имеет большое самостоятельное значение.
              4. Приемы обучения страховке путем сброса груза чурки и удержания ее верхней страховкой ни в коей мере не отвечают возросшей сложности альпинистских маршрутов высшей категории сложности и требованиям безопасности при их прохождении. Задачу тренировки страхующего можно решить только на специальном страховочном стенде, предпочтительнее на естественном рельефе, где условия работы страхующего и нагрузки в страховочной цепи можно максимально приблизить к действительным.
              5. настоящее время на учебно-альпинистских базах начали делаться пока еще первые робкие шаги в этом отношении. Но что касается условий местных клубов и секций альпинизма, то даже в крупных городах, где есть все возможности для создания таких стендов, нет никаких сдвигов в этой области. А если принять во внимание тот факт, что в «Программу обучения альпинистов» введен отдельный раздел по обучению страховке и тренировке страхующего на страховочном стенде, то положение становится тем более угрожающим.
                При всех принимаемых мерах по повышению безопасности в работе ведущей связки, по-видимому, всегда будет существовать повышенная опасность. Причем речь идет обо всей связке, так как на сегодня каждые 10 срывов ведущего приводят, по статистике, к срыву с точки страховки одного страхующего на скалах и десяти страхующих на ледово-снежных маршрутах.
              6. Вопросы взаимной страховки между связками
                Как повысить уже сейчас безопасность первой связки, пока новое страховочное снаряжение не появилось в массовых масштабах? Принцип коллективизма и взаимопомощи в команде уже в первые годы освоения стенных маршрутов высшей категории сложности (начало 60-х, 70-е гг.) подсказал выход — жестко блокировать веревки первой связки и уже организованных перил, на которых находятся остальные участники группы. Такой прием, казалось бы, решал сразу две задачи. Во-первых, перила, подвешенные, как правило, на сблокированных крючьях, могут быть надежной опорой для страхующего первой связки. Во-вторых, команду, связанную одной веревкой, отличает большая уверенность при взаимопомощи и ответственность каждого за благополучие остальных партнеров.

                Однако уже через несколько лет появились первые сигналы, что такое решение несовершенно. С 1973 по 1981 г. на скальных маршрутах высшей категории были отмечены шесть групповых аварий, при которых погибала вся группа. Особенно тревожными были аварии 1979 г. (группа альпбазы «Ала-арчи» на пике Симагина) и 1981 г. (группа армейских альпинистов на пике Кольцова) из-за того, что эти группы были в основном составлены из спортсменов высокой квалификации и с большим опытом восхождений высших категорий сложности. Аварии начинались со срыва одного из участников первой связки. Далее срывался его партнер, и рывок обоих при жесткой блокировке веревок первой связки и перил приводил к последовательному вырыву крючьев и гибели всей группы.

                Данный способ хождения на маршрутах и обеспечение безопасности, вполне естественно, получил резко критическое отношение к нему со стороны общественных альпинистских организаций и был официально запрещен для дальнейшего применения в альпинистской практике. Но сезон 1989 г. показал, что «жив курилка!». Ряд весьма серьезных и престижных маршрутов вновь пройдены старым способом, так называемым паровозиком, когда все веревки команды связываются в одну линию и группа движется вверх с повышенной скоростью и повышенной опасностью, заложенной в самом способе движения. Тем более вызывает тревогу, что авторство возрождения такого способа принадлежит весьма именитым командам и их тренерам.

                Идея повышения надежности страховки первой связки путем соединения ее веревки с верхним креплением перил на станции страховки давала положительные результаты только в том случае, пока сама станция обладала избыточным запасом прочности, а именно — допускала нагрузку не менее 1700—2200 кг. Для этого требуется не менее трех опорных элементов: крючья, выступы, закладки и т. д. с приблизительно равномерным распределением между ними всей нагрузки. Тогда максимально возможный рывок от сорвавшейся первой связки при отсутствии у нее амортизатора равен усилию разрыва отечественной веревки (1300—1600 кгс) и не приводит к срыву нижних перил. Аварийные же группы, не имея амортизаторов, использовали наверху перил один-два крюка, что и приводило к трагическому финалу.

                рис. 1На рис. 1 показана схема блокировки веревок первой связки и перил через петлю самостраховки из основной веревки, которая обладает необходимым для критического случая запасом прочности. Конечно, большое количество опорных элементов этой схемы является определенным ее недостатком — требуется время на ее организацию, повышается расход снаряжения. Можно ли этого избежать? Да, можно. Для этого необходимо снизить максимально возможный рывок первой связки при ее срыве. Можно выделить и следующие возможные решения этой задачи:

                рис. 2Первый путь Организация тренировки страхующего на страховочном стенде, специально оборудованном для отработки этого приема. При этом необходимо добиваться полного автоматизма выполнения приема со следующими показателями (рис. 2):

                1. глубина падения груза — 4—5 м;
                2. вес груза — 70—80 кг;
                3. усилие торможения страхующие — 70—110 кгс;
                4. веревка отечественного производства ТУ.62.3931—76.

                Если страхующий обладает практическим навыком дозирования усилия торможения в указанных пределах, то он может на реальном маршруте иметь свой самостраховочный крюк в точке А без связи с перилами (рис. За) или вешат свою петлю самостраховки на станцию — точку С (рис. 36), которая в этом случае может иметь только два крюка.

                Недостатки:
                1. существенные колебания усилия от температуры, влажности веревки и физического состояния спортсмена;
                2. прием для отработки требует многократного повторения и специально оборудованного стенда;
                3. применений страхующим шайбы Штихта или узла UIAA для облегчения выполнения приема переносит большую часть нагрузки со спортсмена на страховочный крюк, оставляет необходимым тщательность отработки приема особенно в процессе протравливания страховочной веревки. Кроме того, применение этих двух приспособлений требует наличия эластичной веревки, так как на существующей отечественной возможны заедания на барашках и, как следствие, жесткий рывок. Поэтому на сегодня наибольшим признанием у спортсменов пользуются тормозные восьмерки больших размеров (внутреннее отверстие 35—40 мм), достаточно унифицированные для спуска по веревке, транспортировки пострадавшего, работы с двойной веревкой и т. д. При креплении их на отдельный самостраховочный крюк усилие торможения на страхующего снижается в 4—6 раз;
                4. усилие торможения равное примерно 70—110 кгс, применимо только для схемы рис. 2, так как при нескольких промежуточных крюках или частичном трении веревки о выступы скал усилие необходимо снижать, иначе появляется опасность повышения усилия более 400—450 кгс на верхнем (страховочном) крюке, вплоть до его вырыва;
                5. в случае ошибки страхующего (что вполне вероятно) срыв первого приведет к вырыву крючьев В, Б, А при схеме, приведенной на рис. За, и гибели всей первой связки. При схеме страховки рис. 3б, после вырыва крючьев В и Б возможен обрыв веревки или срыв станции С, так как прочность этих двух звеньев почти одинакова.

                рис. 3Выводы:
                1. Работа по схеме рис. 3а требует не только умения, но и устойчивого навыка работы страхующего по обеспечению усилия торможения 70—110 кгс. Получить такой навык можно только регулярной тренировкой на страховочном стенде.
                2. Выполнение указанного приема существенно облегчается при использовании страхующим тормозного устройства. Наибольшей универсальностью для веревок отечественного производства обладают тормоза восьмерки крупных размеров.
                3. При ошибке страхующего, например, при создании тормозного усилия на страховочной веревке более 170—200 кгс и вырыве верхнего крюка, схема страховки рис. 2 не обладает необходимым запасом прочности, чтобы обеспечить удержание первой связки.
                Второй путь Первая связка должна иметь веревку, отвечающую требованиям UIAA. По своим прочностным характеристикам эта веревка не ограничивает действия альпиниста, так как максимальные усилия в ней при срыве спортсмена весом 70—80 кг не превысят 1100—1200 кгс. При срыве первого эта веревка не оборвется. Однако при жесткой страховке усилия на крючья В, Б и А по схеме рис. 3а превысят допустимые, что приведет к вырыву всех крючьев и гибели всей связки. Поэтому применение веревки, отвечающей требования UIAA, дает полные преимущества только при усилении точки страховки А (рис. 4а) или С (рис. 4б) до трех опорных элементов, так как их суммарная прочность увеличивается примерно до 500-700х3=1500-2100 кг. Использование тут только двух опорных точек с суммарной прочностью 1000—1400 кг не дает необходимой надежности в крайней критической ситуации срыва обоих участников первой связки.

                рис. 4К недостаткам приема относятся во многом недостатки первого пути. Однако эластичность веревки снижает общие динамические нагрузки в страховочной цепи, облегчает работу страхующего, стабилизирует параметры тормозных устройств и тем самым, делает вырыв крючьев В и Б гораздо менее вероятным.

                Выводы:
                1. Работа по схеме рис. 2 практически решает проблему удержания первой связки и сохранения перил в критическом случае срыва.
                2. Наличие веревки по UIAA облегчает работу первого и страхующего, существенно снижает динамические нагрузки при удержании сорвавшегося, позволяет страхующему эффективно использовать более широкий набор тормозных устройств: шайбу Штихта, узел UIAA, восьмерку, букашку Кашевника и др.
                3. Недостатком схемы является большое количество опорных элементов в страховочных точках А (рис. 4а) и С (рис. 4б). Но для случая, когда у ведущего отсутствует амортизатор, является единственной мерой обеспечения безопасности, в крайнем случае — при срыве обоих участников первой связки.

                Третий путь Ведущий первой связки должен иметь амортизатор на усилие 200—300 кгс. При срыве нагрузка на верхний страхующий крюк будет не более 300—450 кгс, что с большой степенью вероятности обеспечит его нормальную работу. Если при удержании сорвавшегося страхующий потеряет равновесие, то при наличии короткой самостраховочной петли только из основной веревки усилие на самостраховочный крюк при маятнике составит не более 250—360 кгс. А это, в свою очередь, означает, что при работе первой связки можно использовать схемы страховки рис. 3а или 3б. Если же ведущий первой связки не имеет амортизатора или этот амортизатор имеет конструктивные дефекты и может заклинить, то целесообразно использовать схемы рис. 4, обладающие максимальным запасом прочности.

                Необходимо еще раз подчеркнуть главное преимущество амортизатора для ведущего — он препятствует самому возникновению опасных перегрузок в страховочной цепи, давая тем самым возможность облегчить эту цепь. Немаловажно и то, что в случае срыва ведущего использование амортизатора приводит к минимальному падению сорвавшегося по глубине, что значительно снижает возможность травмирования при ударах о скалы. В этом смысле амортизатор является и средством личной безопасности ведущего.

                Выводы:
                1. Применение ведущим амортизатора решает сразу три важные задачи: а) автоматическое ограничение динамического рывка в первой связке до безопасного контролируемого уровня; 6) сохранение верхней точки страховки; в) возможное уменьшение числа страховочных крючьев.
                2. У существующих конструкций амортизатора имеются и свои недостатки: а) металлический амортизатор Абалакова сложен в производстве, требует подрегулировки в эксплуатации под различные диаметры веревок; б) разрывной амортизатор типа БЭПУ — одноразового действия и не восстановим после разрыва в) конструкция Саратовкина имеет большие габариты.

                Все это справедливо и требует от конструктора спортивного снаряжению дальнейших поисков оптимальной в эксплуатации конструкции. Однако следую понимать, что принципиально новое полезное качество нельзя получить без всяких дополнительных затрат. Амортизатор же дает это новое качество. Одним из решений рассматриваемой проблемы обеспечения безопасности первой связки на стенном маршруте является крепление амортизатора не на ведущему в связке, а на страховочном крюке, иначе говоря — отработка конструкции «оттяжка-амортизатор» многоразовое действия и освобождение тем самым ведущего от лишнего груза. Эта идея заманчива, однако требует серьезной про работки вопроса о необходимом количестве таких амортизаторов для нормальной работы первой связки, о весо-габаритах, стабильности их механических характеристик и т. д. В настоящее время накопленный опыт по этой конструкции пока недостаточен.

                Авторы: Винокуров В.К., Захаров П.П.
                Материал прислал: Налетов Михаил

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Межсезонье в Архызе

                С 1 по 12 мая в Архызе, в Софийском ущелье проходила 29-я Альпиниада Кубани. Мероприятие состоялось, не смотря на штормовое предупреждение и рекордно малое количество участников (12 человек). Если команда инструкторов была сборной (АК «Крокус», г. Новороссийск), то участники были исключительно из «Экстрема». Причем отделение новичков и значков полностью состояло из молодых и привлекательных «экстремисток». Как философски рассудил старший тренер Пашкин А.В., зато будет заложена репродуктивная основа развития «экстремального» альпинизма.

                Отделение разрядников включало четырех альпинистов: Левченко Алексей, Шаров Евгений, Глушков Андрей (инструктор) и я — Храбовченко Владимир.

                К нашему прибытию в Софийском ущелье уже находились лагеря ростовских и пятигорских альпинистов, ставропольчан. Приятно было увидеть знакомые по прошлому году фигуры («Узнаешь?» — «Нет. А ну-ка, надень очки с марлей, возьми ледоруб и зарубись… Леха! Привет!»), лица. Нам рассказали, что сайт нашего клуба пользуется популярностью среди пользователей Интернет, а имя главного редактора — Евгения Васенёва гремит по альпинистской России.

                Стояли мы как обычно — на Софийской поляне. Небольшое количество участников позволяло работать оперативно. Уже на следующий день разрядники вышли на снежные занятия (преодоление крутых склонов в три такта, передвижение и задержание сорвавшегося в связке, организация спортивного спуска с пересадкой) на Софийское седло, а новички — на скальные.

                Старший тренер взял кисти, мольберт и отправился «увековечивать» горы. Особое вдохновение он получал, наблюдая за тем, как группа девушек в системах бегает по крупной сыпухе, азартно размахивает веревками, карабинами, и материт какую-то «скользкую породу» (видимо женскую…).

                Третьего мая мы отправились выполнять задачу «минимум»: открыться и составить описание маршрута на пик 2895 м (хребет Чегетчат) по юго-восточному гребню. С утра пошел снег, упала видимость, задул ветер. Нас это не смутило и не остановило. Мы уже имели опыт восхождений по 1Б в таких условиях - Кельбаши в прошлом году. Преодолев перепад высот более чем в 2000 м, мы уже к полудню спустились в базовый лагерь. И как обычно бывает весной в Архызе - выглянуло солнце и немного прояснилось. На вершине тура не было — мы сложили его и оставили записку. Руководить восхождением выпало мне. Опыт составления маршрутной документации и оформления паспорта восхождения полезен даже третьеразряднику.

                На следующий день провели скальные занятия (подъем пострадавшего силами малой группы, организация массовой страховки) и начали готовиться к выходу в высокогорную зону. Рано утром наше отделение вышло на подход под пер. Караджаш. А новички ушли делать значок на пик 2895 м.

                На подъеме по снежному склону довелось лицезреть падение нескольких пылевых лавинок со скальных сбросов Пештеры. Было красиво. А самое главное - такие картины простимулировали ускорить подъем. Немного отдохнув и попив чая, в тот же день сходили на Пештеру по 2Б*. Наконец-то сбылась моя прошлогодняя мечта — взойти на эту красивую, пусть и небольшую гору.

                А ночью была гроза. Хотя разница между молнией и громом была в несколько секунд, мы в полной мере прочувствовали грандиозность и опасность этого природного явления в горах. Утром мела метель, сильный ветер, плохая видимость. Почти все группы спустились в долину. Мы решили не рисковать и не ходить на запланированные 3А на БСД и Димитров-100. Спуск проходил в густом тумане.

                На следующий день наши девчонки попытались сходить Кельбаши. Но были также остановлены непогодой. Зарядили снегопады. Потом пошли лавины. За это время ущелье опустело. Мы перебрались в домик на сырзаводе и предавались праздному безделью. Старший тренер, врач и наш инструктор, пользуясь оказией, уехали в Краснодар. Перед этим они провели разбор восхождений, на котором отметили нашу хорошую техническую, физическую и теоретическую подготовку. Нас это порадовало — ведь мы (команда «X-team») готовимся к участию в конкурсе ФАР на лучшее восхождение года.

                Мы отмечали дни рождения, писали песни и стихи, удивляли друг друга кулинарными изысками, гуляли по окрестностям и любовались горами. Весенний Архыз — место для творческих и романтических натур. Здесь нет места неженкам и занудам.

                Это еще раз подтвердила эпопея с возвращением домой. Пробитый радиатор, неисправные тормоза, исковерканное левое крыло… В общем — ужас, плетущийся на крыльях майской ночи в город Краснодар.

                Хотя в Архызе почти нет 3Б и 4А, а впереди второй разряд, лично я приехал бы сюда снова. Ведь есть София и ее Корона, Софийские водопады, Караджаш, Надежда. В конце концов, весна в горах — это красиво!

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Метки: альпинизм, архыз, утс

                07 января 2004

                Рекомендации проходящим скальный рельеф

                Пройдите маршрут глазами. Отметьте сложные и опасные участки, заметьте ориентиры. Учтите, что ориентиры с разных точек, особенно на маршруте, очень видоизменяются. Наметьте возможные места отдыха и смены направления движения.

                Перед нагружением проверьте опору на прочность и надежность осмотром, простукиванием, «расшатыванием», пробным нагружением.

                Нагружайте опоры плавно, двигайтесь мягко, без рывков и толчков.

                При движении старайтесь обеспечить нагружение 3-х точек опор — рука + 2 ноги или 2 руки + нога.

                Многократно используйте точку опоры: подтянулся, отжался, встал — это экономит время и повышает надежность и Вашу безопасность.

                Старайтесь идти ногами, чередуйте работу разных групп мышц, чтобы они успевали отдыхать между нагружениями.

                При неудобных зацепках или полочках шире используйте трение и принципы «ближе — дальше от скалы».

                Движение с использованием упоров и распоров более надежное.

                При движении не используйте (не опирайтесь) колени и локти — этим сковываете свободу движения и повышаете вероятность травм.

                Избегайте нахождения друг над другом — это камнеопасно!

                Точку закрепления для страховки делайте перед трудным или опасным участком и позаботьтесь о свободной протяжке веревки, исключите перехлест, перекручивание и зажим — это поможет сохранить ваши нервы.

                При передаче информации обязательно говорите громко, четко, ясно, кратко, повернув голову к корреспонденту. Убедитесь, что Вашу информацию приняли без искажений!

                Вид и способ страховки выбирайте такой, чтобы не только задержать сорвавшегося, но при этом избежать серьезных травм и обеспечить необходимую свободу действий для преодоления последствий аварии и, при необходимости, оказать пострадавшему помощь.

                Место для организации станции страховки должно быть в объективно безопасном месте, имеющем возможность принять всех членов группы.

                При организации станции страховки разместите точки закрепления так, чтобы:

                • самостраховка не путалась, не мешала, а обеспечила устойчивость при страховочном, основном рывке;
                • страховочная веревка шла свободно при необходимости, не меняла направление страховочного рывка, торможение и закрепление производились бы через перегиб в карабине;
                • действенность страховки должна быть постоянной по всему пути движения страхуемого;
                • в любой момент можно было закрепить веревку, освободив себя для других необходимых действий. Например: организовать другую точку закрепления, наладить полиспаст, подстраховать другого и т. д.;
                • прибывающие члены группы имели надежные и удобные точки для самостраховки и не создавали бы неудобств для движения или страховки;
                • обеспечить удобную позу или положение тела при работе на длительное время.
                • Вырабатывайте привычку все пристегивать или привязывать, но не класть, рукавицы, рюкзак, карабин, любой инструмент, экипировку или оснащение — иначе все обязательно сдувается, соскальзывает в узкую, глубокую щель или под неподъемный камень…, в зону недосягаемости.

                Находясь на скальном рельефе, постоянно прогнозируйте и контролируйте ситуацию:

                • изменение метеоусловий может не только испортить Вам настроение, но и даже создать аварийную ситуацию (дождь или снег повышают техническую сложность маршрута, а совместно со снижением температуры провоцируют технический брак и аварийную ситуацию);
                • усталость, утомление, смена настроения или другие факторы могут изменить исполнение Ваших планов, поэтому всегда имейте возможность уйти с маршрута, для чего заранее планируйте возможные пути отхода (возвращения) и четкие критерии их использования. Лучше сто раз вернуться, чем один раз не вернуться! И для возвращения нужны силы, время и мужество;
                • не следует засиживаться на скалах до вечера — помните, что если на скалах сумерки, то внизу, особенно в лесу, полная ночь;
                • к концу маршрута, а к концу дня обязательно появляется усталость, отражающаяся, в первую очередь на координации движений, что в целом повышает вероятность появления технического брака и аварийной ситуации — не расслабляйтесь к концу дня или маршрута;
                • нервное напряжение и усталость провоцируют эмоциональные срывы — будьте внимательны между собой и предупредительны! Не отравляйте радость работы недоразумениями!
                • Яд ссоры или недоразумения вымывается спокойным разбором. Замалчивание является миной замедленного действия, которая всегда сработает.

                Автор: Кривов В.Н.

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Зимнее ребро Индюшки

                В секции альпинизма нашего клуба любителей зимних восхождений немного. Возможно, это связано с еще недостаточным уровнем подготовки для работы в сложных условиях горной зимы. Большинство из нас — новички и значкисты, третьеразрядники. Тем не менее, зимние выезды, даже в условиях низкогорья, — прекрасная возможность отработать технику передвижения по снегу, заснеженным и обледенелым скалам, организацию зимних биваков. Это отличная проверка результатов специальной физической подготовки в спортзале и на беговой дорожке стадиона. Выбивание ступеней в ветровом насте, прокладывание траншеи в глубоком снегу отнимают много сил и времени. Рюкзак отягощен дополнительным снаряжением, теплыми вещами. Организация бивака, поиск дров, сушка одежды занимают много времени, а короткий световой день и неустойчивая погода заставляют поторапливаться. Совершенно в порядке вещей мороз, сильный ветер, поземка или пурга.

                Неудобства зимнего бивака, накапливающаяся усталость и холод — лучшая проверка климата внутри коллектива, сплоченности команды. Пожертвованные товарищу теплые вещи, забота о сильно уставших и замерзших, внимательность к физическому и психологическому состоянию напарника — залог не только крепкой дружбы, но и безопасности зимнего горного путешествия.

                Идея зимнего восхождения на вершину горы Индюшка по скальному ребру вынашивалась нами уже несколько месяцев. Маршрут третей категории сложности летом обычно не представляет значительных трудностей. Почти все члены нашей команды «X team» уже проходили его. Но неустойчивая зимняя погода несколько раз ставила крест на этой затее.

                Один раз мы даже были вынуждены спускаться с маршрута, так как моросящий холодный дождь перешел в дождь со снегом, а порывы ветра продували штормовки и наши тела насквозь. Возросшая опасность камнепада и закоченевшие пальцы довершили начатое непогодой.

                В перерывах между выездами мы усиленно занимались специальной физической подготовкой, закаливались, лазали по скалам без перчаток. В качестве тренировки прошли в январе два скальных маршрута на горе Индюк. За это время Ребро Индюшки уже «распечатали» более опытные коллеги-второразрядники из альпклуба «Крокус» (Макс, Ринат, Коля). Это ни в коей мере не снизило наш настрой: мы хотели взойти на вершину для себя — 1) проверить свои силы, 2) набраться опыта, 3) подготовиться к весенней альпиниаде.

                И вот 11 марта мужской коллектив «X team» (Евгений Шаров, Алексей Левченко и я — Храбовченко Владимир) плюс Ринат из альпклуба «Крокус» в 12:31 высадились на платформе пос. Индюк электропоезда Горячий Ключ — Туапсе.

                Снег лежал уже в районе Энема. Не удивительно — интенсивное выпадение осадков не прекращались уже третий день. Сильная облачность с кратковременными прояснениями, порывистый холодный ветер не предвещали ничего хорошего. На горы было передано штормовое предупреждение, что спутало планы многих туристских групп.

                На развилке дороги Индюк-Индюшка снега было уже по пояс, а чем выше поднимались — тем глубже. Большие надувы вокруг деревьев намекали на хорошие ветровые перспективы.

                Темп задал Ринат. Он только вернулся с Эльбруса и потому набор высоты проходил достаточно быстро. Изредка сменяя ведущего, за два часа мы поднялись к Индюшке и разбили лагерь в скальном гроте. Наскоро перекусив, вышли на маршрут.

                Подход к маршруту проходил по 40—50 градусным осыпным и травянистым склонам, покрытым снегом и смерзшейся подложке ветрового наста. Ледоруб здесь не был бы лишним. К месту первой страховочной станции выводит крутой заснеженный кулуар. Далее — работа в связках. Ринат, активно используя клювик ледоруб, проходит короткий снежно-ледовый кулуар и организует следующую базу на небольшой полке. Для подъема второго и третьего используем перила — так быстрее и меньше расходуются силы. Первый идет без рюкзака. Опрометчиво взяли только одну пару кошек. Теперь приходится устраивать сольные выступления:

                фигурное катание с рюкзаком и жумаром на натечному льду. Вторая веревка — самая трудная для нас: трещины для организации точек страховки засыпаны снегом и залиты льдом. Сверху летит снег, куски льда, мелкие камешки — идут раскопки зацепок.

                Неделей назад, говорит Ринат, снега было еще больше. Именно он проходит в кошках и вторую веревку. Ветер усилился, и стало холодно даже в пуховке. Солнце медленно садится за Главный Кавказский хребет и начинает темнеть. Уже в сумерках начинаем обход третьей веревки справа — иначе застрянем надолго, а фонарик только один. Заснеженная наклонная полка выводит к несложной стенке. Через нее опять выходим на гребень к мощной сосне. Отсюда, уже в полной темноте уходим траверсом по наклонной полке к короткому скальному плечу над нашим гротом. Дорогу освещает узкий серпик луны и холодные звезды, мерцающие в просветах между тучами.

                Уставшие так, что кажется нет силы скинуть системы и железо, заваливаемся в палатку. Топим на газовой горелке снег и пьем чай. Начинаем шумно вспоминать горные приключения, смешные эпизоды из жизни альпинистов. После сытного ужина наступает пора второй порции чая. Ставлю поближе к теплу свои ботинки и ноги. Вода закипает и засыпаем отличный индийский чай. В благодарность котелок делает элегантный реверанс и ласково припадает к моим ногам и ботинкам. Все в восторге. Горелка, в припадке безудержного смеха катается по полу. Леха мужественно забивается в угол палатки и с восторгом наблюдает за моим гимнастическим мостиком над лужей закипевшего чая. Аплодисменты, мокрые ботинки и носки, немного ошпаренные конечности — чайная церемония удалась! Пока топится следующая порция снега, выковыриваю из ботинок заварку и выпитываю лужи снегом.

                Ночью будит топот ножищ маленькой мышки, проживающей на занимаемой нами жилплощади грота. Она суетливо носится от продуктов к своей норе. Затем начинает вызывающе грызть пакеты и чем-то смачно хрустеть. Леха опознает по хрусту свою крупу. Все просьбы к Жене выйти и разобраться с этим продуктовым беспределом безрезультатны — Евгений окончательно запуган грызунами. В оправдание он заявляет, что мышка — единственный представитель местных жителей, кормящихся за счет туризма. На том вопрос с мышей и порешили.

                Утро встретило морозом, свежим слоем снега, пургой. Не видим даже массив Индюка. Стены палатки обмерзли и стоят колом. Вчерашние следы полностью замело. Даже в гроте снаряжение засыпано снегом. Одеваемся потеплее и по плечу выходим на маршрут. Несмотря на непогоду, мы решили закончить восхождение. Вначале по крутому снежному кулуару поднимаемся на гребень. Идти непосредственно по гребню опасно — очень сильный ветер, плохая видимость - и мы идем чуть-чуть ниже. Перед предвершинным взлетом поднимаемся на гребень и, обходя маленькие снежные карнизы, выходим на вершину. Мы взошли! Фото на память и — спуск по тропе к гроту. По дороге заглянули в пещеру под вершиной. Она сильно захламлена и на первый взгляд несимпатична. Присмотревшись, мы нашли ее просто отвратительной с точки зрения гигиены.

                Спуск к платформе электрички проходил замечательно — попслей фри-райд по крутым склонам Индюшки и слалом между деревьев оставили радостное чувство и кучку свежего снега в штанах.

                Прибыв на платформу электрички, мы подверглись досмотру со стороны неожиданно объявившейся в поселке милиции. Выделив меня как старшего, руководитель «опергруппы» ласково шарил по моим карманам и с надеждой допытывался: ну где же ты спрятал косячок? По его мнению, мы ходим в горы для того, чтобы, уединившись на вершине спокойно покурить собранную на альпийских лугах травку.

                Дорога домой прошла в беседах о горовосхождении со встреченными в электричке друзьями-альпинистами. Мы вспоминали прошлое и строили планы на будущее. Ведь впереди — весенние сборы в Архызе и наш проект «Скалы Кубани» — «Kuban rocks small walls».

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Метки: индюк, альпинизм

                06 января 2004

                Основы кодекса скалолазания в Австрии

                Знайте свое снаряжение
                Тщательно изучайте инструкции и обращайтесь со своим снаряжением с заботой.
                Примечание переводчика: Используйте только то снаряжение, с которым вы умеете обращаться.

                Разминайтесь перед маршрутом
                Берегите свои связки и мышцы! Переходите к серьезным нагрузкам на уровне ваших возможностей только после того, как вы полностью разогреетесь.

                Никаких свободных концов веревки
                Завязывая узел «восьмерка» на свободном конце веревки, вы препятствуете проскальзыванию этого конца в страхующее устройство при срыве вашего партнера. Никогда не забывайте завязывать этот узел всегда, когда начинаете лезть по маршруту!
                Примечание переводчика: Второй конец веревки обязательно должен быть надежно закреплен! И не важно, каким способом.

                Взаимный контроль на каждом восхождении, маршруте
                Проверяйте друг друга: Правильно ли одета обвязка? Правильно ли завязан узел или надежно ли замуфтован карабин? Правильно ли используется страховочное устройство? Нет ли свободных концов веревки?
                Примечание переводчика: Список еще можно продолжать и расширять.

                Полная концентрация внимания во время страховки
                Жизнь вашего партнера находится в ваших руках! Выберите ваше место страховки поближе к стене, стоя слегка в стороне от первой точки страховки. Всегда держите веревку настолько натянутой насколько это возможно при условии обеспечении свободы движения вашего партнера. Важно: Всегда опускайте вашего партнера медленно и устойчиво!

                Позволить вашему партнеру знать то, что случается
                Всегда сообщают вашему партнеру: когда вы начинаете движение, когда вы нагружаете веревку, когда вы хотите преодолеть препятствие в динамике. При многократных подъемах используйте команды «Страховки нет!» и «Страховка готова!»

                Удостоверьтесь в правильном прощелкивании веревки в карабин
                Веревка всегда должна проходить через карабин от стороны, которая обращена к стене. Если маршрут идет по диагонали, то веревка должна вщелкиваться в карабин с учетом направления движения. При прохождении по диагонали, также удостоверьтесь, что веревка не проходит сзади любой ноги!

                Веревка по веревке: фатальная ошибка
                Никогда не организовывайте станцию страховки и не спускайте вашего партнера, если веревка проходит непосредственно через петлю! Это надо немедленно остановить! Всегда проверяйте, что только одна веревка одновременно проходит через карабин на станции, спусковой станции и любой точки страховки.

                Предостережения при спуске
                Никогда не спускайтесь по веревке на единственной точке страховки. Всегда завязывайте узел на концах веревки, если вы не уверены, что оба конца касаются земли.

                Один маршрут — один человек
                Не лазайте друг над другом. Ждите, пока ваш маршрут не освободится.

                Защищайте свою голову
                Каска защитит вас в случае неконтролируемого срыва и камнепада! Вы можете не использовать каску только в том случае, если вероятность обоих этих случаев близка к нулю.

                Уважайте свое окружение
                Уважайте других альпинистов и сообщают им об ошибках и опасностях. Избегайте шума и не оставляйте никакого мусор после себя. Ходите по тропам и уважайте инструкции и правила восхождений в тех районах, которые Вы посещаете. Перед началом освоения новых нетронутых скал, удостоверитесь, что землевладелец не возражает.

                Osterreichischer Alpenverein
                (Michael Larcher, Robert Renzler, Reinhold Scherer)
                Этот «Кодекс» может рассматриваться как документ обсуждения, который мог бы, в конечном счете, стать международным набором рекомендаций для восхождений.
                Пожалуйста отправляйте ваши комментарии Robert Renzler, Австрийский член Комиссии по Альпинизму в OEAV, Postfach 318, A-6010 Innsbruck или kobert.renzler@alpenverein.at

                Взято из UIAA Journal #2, 2000

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Рождественская Индюшка

                Рождество 2000 года нам, молодым альпинистам горного клуба «Экстрем» хотелось отметить по особому. Еще летом наш тренер Николай Григорьевич Кадошников неоднократно и настоятельно рекомендовал посетить зимой скальные маршруты массива Индюка и Индюшки. Его рассказы о замерзших скальных ручьях, обледенелых скалах, непогоде, лазание по скалам в кошках волновали сердца романтиков. При этом он загадочно и ласково улыбался (после таких улыбок находишь в рюкзаке камешек кило на пять, колючки каштана в спальнике или другие сюрпризы).

                Проштудировав пару книг по зимнему альпинизму для начинающих, мы собрались в путь. Кратковременное затишье в зимней сессии позволило собрать неплохой коллектив: Джангирова Полина, Андрей Зарубин, Алексей Панежа, Артем Турукало, Денис Высоцкий, Алексей Левченко и я — Владимир Храбовченко. Уровень подготовки — от новичка до третьего разряда.

                Учебно-тренировочные задачи состояли в отработке перемещения по зимнему скальному рельефа в объеме программы учебных этапов, организации биваков на снегу, специальная физическая подготовка и закаливание — задачи подготовки к весенней альпиниаде, а также разведка зимнего состояния маршрута ребра Индюшки (3 к.т.). Продолжительность выезда — 3 дня ( 06.01—08.01.2000).

                Снег лежал повсюду. По мере подъема к ночевкам его становилось все больше. Подложка покрова представляла собой смерзшуюся ледяную корку (первый слой выпал вместе с дождем, а потом ударили морозы) и местами было довольно скользко. По мере увеличения крутизны склона ехидные усмешки при взгляде на мой ледоруб трансформировались в жалостливые всхлипы и посыпание головы пеплом. Техническое преимущество перешло во временное, и пока народ еще выползал к ночевкам мы с Алексеем Левченко уже укладывали вещи в палатку.

                Обустроив лагерь, мы не без труда (но без ледорубов) поднялись к перемычке под Индюком. Вершина выглядела агрессивно и красиво: снежно-ледовая шуба, местами присыпанная навеянным снегом, сумрачно проглядывала в разрывах несущихся серых облаков. Снега было по колено (местами по пояс), на скалах натечный лед и огромные сосульки. Когда пришла пора связываться, вдруг выяснилось, что веревка отказалась участвовать в этой авантюре и осталась непонятным образом в лагере. Пришлось огорчаться за личное снаряжение и железо, которое сегодня лишь видело вершину, но не поднялось на нее.

                Организовывая гимнастическую страховку (новое слово в преодолении заснеженных скал) мы поднялись под вершинный жандарм, а далее разрядники продолжили движение по внутренним углам. Не доходя последних пяти метров по вертикали до вершины, т. к. переход на предвершинные вертикальные трещины был сильно засыпан снегом, мы вернулись на перемычку.

                Солнце давно село за горизонт, но мерцающий снег позволил благополучно спуститься в лагерь.

                Рождественский ужин с символическим шампанским был продолжен праздничным самодеятельным концертом у костра. Особенно запомнилось выступление носков Андрея Зарубина с песнями Бориса Моисеева (соло владельца). Ночную тишину рождественского заснеженного леса разрывали взрывы хохота, местами переходящие во всхлипы и плач. Вконец надорвав животы смехом и чаем с лимоном, мы довольные расползлись по палаткам.

                Утро началось как обычно с зарядки, закаливающих процедур, поисков дров и любования пейзажами. Со скального выступа возле стоянки можно было видеть феерическую картину: залитая облаками долина и мчащиеся на уровне глаз крылья туч. Казалось, что они исполняют неведомый танец природы:

                разнообразные фигуры вдруг вырывались из тумана, застывали на мгновение и, распавшись, падали ниц. Поверх всего этого безумного движения на фоне пронзительно голубого неба величаво застыли заснеженные зубья Индюка, нежно окрашенные встающим солнцем в желтый.

                Через час, приняв наш костер за сигнальный, на лагерь село облако. Видимость упала до десяти метров. Температура — минус пять градусов. В таких условиях мы принялись отрабатывать организацию страховки и передвижение связок на зимнем скальном рельефе на учебном маршруте ГК «Экстрем» от наклонной плиты. Приходилось сметать снег и лед с зацепок, между скальными участками бить ступени по колено в снегу. В ход шли стоппера, эксцентрики, френды, крючья, оттяжки. На маршрут мы взяли все имевшееся снаряжение, сухую одежду, перекус (неизвестно что готовит непогода) — так что рюкзаки были не из легких даже у первого.

                Настоящее эстетическое потрясение нас ожидало, когда ближе к вершине мы вышли к верхней границе облаков прямо к ласковым и теплым солнечным лучам. Пронзая синеву неба, они отражались от снега и совсем по-альпийски слепили глаза. Долины были залиты белизной по самые макушки горных вершин. Казалось, что мы попали на много тысяч лет назад — в эпоху третичного покровного оледенения.

                Итогом дня и маршрута стало восхождение на Индюк — скалы местами вытаяли под солнцем и лезть стало легче. Наблюдая закат, сидя на вершине, мы негромко обсуждали маршрут по ребру Индюшки отчетливо видневшийся невдалеке.

                Следующим утром, расчесывая смерзшиеся за ночь в косы волосы, мы решили, что новички сходят взглянуть на Индюшку и пройдут легкий предвершинный участок, а разрядники в связке сходят маршрут на анкерах. Завтрак был не очень вкусным, но благодаря энергии дежурных все были быстро пойманы и накормлены.

                Знакомый маршрут поразил нас снегом на наклонных полках, ледяными сосульками на карнизах и сухостью отвесов. Хотя приходилось скальными тапками бить ступени в снегу и периодически уворачиваться от пролетающего снега и льда мы с Алексеем Левченко быстро вышли наверх и дюльфернули на перемычку Индюка. Всего ушло чуть менее 2 часов — неплохой результат и для весны.

                Спуск к станции глиссированием по ледяной корке и прошлогодним листьям оставил приятное впечатление и немного грязи на ботинках. Откушав пирожков в Горячем Ключе, все пришли к единому мнению: Рождество удалось!!!

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Метки: индюк, альпинизм

                05 января 2004

                Техника лазания в трещинах

                Техника лазания в трещинах часто вселяет опасение в сердца многих начинающих альпинистов. Она требует физической и специальной подготовки. Вместе с тем это одна из красивейших и естественных форм передвижения на скальном рельефе. Именно здесь лежит баланс между силовым и техничным лазанием. С точки зрения кинестезиологии (физиологии) техника лазания в трещинах наиболее оптимальна для человека. К тому же, в большинстве случаев трещины — естественный путь движения восходителя к вершине.

                Общие принципы
                Главная деталь, которую необходимо иметь в виду относительно лазания в трещинах — размер таковой. Трещина размером в палец одному восходителю, может быть размером под руку другому. Однако технические приемы лазания адресованы не размерам трещины, а тому, как приспособить к этой форме скального рельефа различные части человеческого тела. Фокус состоит в том, чтобы использовать части тела как рычаги, добиваясь экономии сил, энергии, сохранению равновесия, приближения центра тяжести к скале на крутых и нависающих участках.

                Заклинивание
                пальцев Прием используется в трещине соответствующей ширины. Обычно выполняется, разворотом руки таким образом, что средний палец был выше указательного (для расширяющейся вверх трещины). Если Вы промахнулись, то подтяните большим пальцем кисть и вращением руки добейтесь нужного положения.
                руки Используется в трещинах по ширине равной или немного больше руки. Вставите руку боком и разверните ее для расклинивания внутри трещины. Часто дополняется и другими приемами. Иногда верхнюю руку заклинивают большим пальцем вниз.
                кулака Как только трещина стала слишком широкой для руки, вставляйте кулак. Разместите большой палец внутри или вне кулака, в зависимости от того, как Вы собираетесь добиться заклинивания. Регулируя положения большого пальца в кулаке можно добиться оптимального трения.
                носка Вставьте палец ноги (носок) как можно глубже в трещину. Вращением носка добейтесь необходимого трения о борта трещины.
                ноги Аналогично заклиниванию носка. Пятка, обычно, выше носка.

                Нетрадиционные приемы заклинивания
                Развитие новых технологий в скалолазание и альпинизме, появление восходителей новой формации («яйцеголовые») и с новым образом мышления привело к возникновению различных приемов заклинивания, подхватов, трения при помощи головы.
                подбородочный подхват Прием достаточно прост и доступен даже для начинающих скалолазов. Однако требуются развитые мышцы шеи. Обычно применяется на легких нависающих участках, карнизах с удобными полочками, балконом. Выйдя на опорной ноге до уровня полки необходимо зацепиться подбородком за последнюю. С точки зрения кинестезиологии в более выигрышном положении люди с волевыми, четко выраженными подбородками. Легкая небритость повышает трение о микрорельеф и способствует оптимальному распределению сил на опоре.
                захват зубами Применяется как дополнительная точка опоры. Очень специфичен и трудновыполним. Достигается путем долгих тренировок. При захвате зацепки зубами не делайте резких движений. Будьте осторожны! При срыве возможно выкрошивание зубов.
                голова-гекса Заклинивание собственно головы достаточно специфично и требует длительной практики. Достигших совершенства в этом приеме достаточно легко узнать по короткой стрижке и легким наминам в лобовой и височных частях черепа. Принцип заклинивания аналогичен предыдущим: вставив голову в трещину необходимо ротацией добиться оптимального трения и закрепления тела. Прием несколько болезнен, но при соответствующей тренировке позволяет высвобождать руки и ноги для страховки, просмотра пройденной части маршрута.

                Большие трещины
                Речь идет о трещинах слишком больших для заклинивания частей тела, но малых для расклинивания всем телом. В этом случае определитесь с той стороной тела, которая будет идти внутри трещины. Затем используйте приемы заклинивания частей тела внутри трещины и создавайте трение, противодавление частями тела вне трещины. Внутренняя нога (опора) идет внутри трещины. Можно также добиться закрепления путем заклинивания внутренней части, а продвигаться за счет движения гусеницей, упором внешней руки о край трещины.

                Камины
                Камин — трещина, достаточно большая, чтобы расположиться в ее утробе. Основной принцип лазание в камине — использование противодавления. Положение тела и его частей зависит от ширины трещины и ваших размеров. В таких случаях можно применить большое количество приемов: от заклинивания до противодавления и продвижения гусеницей. Противодавление может создаваться как одноименной рукой, ногой и бортом камина, так и разноименными.

                Лазание в откидку
                Возможно лазание путем создания противодавления рук и ног по краю одного из борта трещины. При этом ноги упираются в скалу, руки тянут край на себя, а корпус откинут от скалы. Этот прием требует значительных физических усилий, но обеспечивает быстрое продвижение.

                Защитные пленки
                Многие альпинисты и скалолазы для лазания внутри трещин применяют защитную пленку (лейкопластырь). Этим они добиваются меньшей болезненности при заклинивании, берегут кожу. Необходимо знать меру такой защиты и не заклеивать участки рук, ног, позволяющие чувствовать микрорельеф. Обычно, защищаются внутренние поверхности предплечий, суставы. Уделите также внимание волосяному покрову — лучше удалить волосы на руках, ногах бритвой, чем вырывать их вместе с кожей на скале.

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Орлиные скалы, или почувствуйте себя дровами…

                Начиналось все где-то в начале декабря. Сидел я как-то в клубе и попивал кофеек. И тут мне предлагают поехать в Сочи, на Орлиные скалы.
                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Альпинизм: программа для спортивных секций, коллективов физической культуры, спортивных клубов и альпинистских мероприятий

                Эта методичка написана в СССР еще давно (издана в 1975 году в Москве), но я считаю ее наиболее логичной и полной по внелагерной подготовке и проведению лагерных и внелагерных альпинистских мероприятий. В этой книге все написано для «Советского спортсмена» Адаптировать к современным терминам я ее сознательно не стал, не было желания, да и времени править под сиюминутные надобности. Да и сейчас не помешало бы в альпинизме иметь хоть какую-нибудь идеологию. Вспомним былое…

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Метки: альпинизм, теория

                03 января 2004

                Альпинизм: программа для спортивных секций, коллективов физической культуры, спортивных клубов и альпинистских мероприятий

                Содержание учебного процесса
                Содержание занятий до выезда в горы (подготовительный период) для всех этапов подготовки альпинистов

                Теоретические занятия

                Читать дальше
                Автор: alpinism_ru

                Метки: альпинизм, теория

                03 января 2004