Крайние темы форума:

Популярные статьи:

Отчеты

Межсезонье в Архызе

С 1 по 12 мая в Архызе, в Софийском ущелье проходила 29-я Альпиниада Кубани. Мероприятие состоялось, не смотря на штормовое предупреждение и рекордно малое количество участников (12 человек). Если команда инструкторов была сборной (АК «Крокус», г. Новороссийск), то участники были исключительно из «Экстрема». Причем отделение новичков и значков полностью состояло из молодых и привлекательных «экстремисток». Как философски рассудил старший тренер Пашкин А.В., зато будет заложена репродуктивная основа развития «экстремального» альпинизма.

Отделение разрядников включало четырех альпинистов: Левченко Алексей, Шаров Евгений, Глушков Андрей (инструктор) и я — Храбовченко Владимир.

К нашему прибытию в Софийском ущелье уже находились лагеря ростовских и пятигорских альпинистов, ставропольчан. Приятно было увидеть знакомые по прошлому году фигуры («Узнаешь?» — «Нет. А ну-ка, надень очки с марлей, возьми ледоруб и зарубись… Леха! Привет!»), лица. Нам рассказали, что сайт нашего клуба пользуется популярностью среди пользователей Интернет, а имя главного редактора — Евгения Васенёва гремит по альпинистской России.

Стояли мы как обычно — на Софийской поляне. Небольшое количество участников позволяло работать оперативно. Уже на следующий день разрядники вышли на снежные занятия (преодоление крутых склонов в три такта, передвижение и задержание сорвавшегося в связке, организация спортивного спуска с пересадкой) на Софийское седло, а новички — на скальные.

Старший тренер взял кисти, мольберт и отправился «увековечивать» горы. Особое вдохновение он получал, наблюдая за тем, как группа девушек в системах бегает по крупной сыпухе, азартно размахивает веревками, карабинами, и материт какую-то «скользкую породу» (видимо женскую…).

Третьего мая мы отправились выполнять задачу «минимум»: открыться и составить описание маршрута на пик 2895 м (хребет Чегетчат) по юго-восточному гребню. С утра пошел снег, упала видимость, задул ветер. Нас это не смутило и не остановило. Мы уже имели опыт восхождений по 1Б в таких условиях - Кельбаши в прошлом году. Преодолев перепад высот более чем в 2000 м, мы уже к полудню спустились в базовый лагерь. И как обычно бывает весной в Архызе - выглянуло солнце и немного прояснилось. На вершине тура не было — мы сложили его и оставили записку. Руководить восхождением выпало мне. Опыт составления маршрутной документации и оформления паспорта восхождения полезен даже третьеразряднику.

На следующий день провели скальные занятия (подъем пострадавшего силами малой группы, организация массовой страховки) и начали готовиться к выходу в высокогорную зону. Рано утром наше отделение вышло на подход под пер. Караджаш. А новички ушли делать значок на пик 2895 м.

На подъеме по снежному склону довелось лицезреть падение нескольких пылевых лавинок со скальных сбросов Пештеры. Было красиво. А самое главное - такие картины простимулировали ускорить подъем. Немного отдохнув и попив чая, в тот же день сходили на Пештеру по 2Б*. Наконец-то сбылась моя прошлогодняя мечта — взойти на эту красивую, пусть и небольшую гору.

А ночью была гроза. Хотя разница между молнией и громом была в несколько секунд, мы в полной мере прочувствовали грандиозность и опасность этого природного явления в горах. Утром мела метель, сильный ветер, плохая видимость. Почти все группы спустились в долину. Мы решили не рисковать и не ходить на запланированные 3А на БСД и Димитров-100. Спуск проходил в густом тумане.

На следующий день наши девчонки попытались сходить Кельбаши. Но были также остановлены непогодой. Зарядили снегопады. Потом пошли лавины. За это время ущелье опустело. Мы перебрались в домик на сырзаводе и предавались праздному безделью. Старший тренер, врач и наш инструктор, пользуясь оказией, уехали в Краснодар. Перед этим они провели разбор восхождений, на котором отметили нашу хорошую техническую, физическую и теоретическую подготовку. Нас это порадовало — ведь мы (команда «X-team») готовимся к участию в конкурсе ФАР на лучшее восхождение года.

Мы отмечали дни рождения, писали песни и стихи, удивляли друг друга кулинарными изысками, гуляли по окрестностям и любовались горами. Весенний Архыз — место для творческих и романтических натур. Здесь нет места неженкам и занудам.

Это еще раз подтвердила эпопея с возвращением домой. Пробитый радиатор, неисправные тормоза, исковерканное левое крыло… В общем — ужас, плетущийся на крыльях майской ночи в город Краснодар.

Хотя в Архызе почти нет 3Б и 4А, а впереди второй разряд, лично я приехал бы сюда снова. Ведь есть София и ее Корона, Софийские водопады, Караджаш, Надежда. В конце концов, весна в горах — это красиво!

Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Метки: альпинизм, архыз, утс

07 января 2004

Зимнее ребро Индюшки

В секции альпинизма нашего клуба любителей зимних восхождений немного. Возможно, это связано с еще недостаточным уровнем подготовки для работы в сложных условиях горной зимы. Большинство из нас — новички и значкисты, третьеразрядники. Тем не менее, зимние выезды, даже в условиях низкогорья, — прекрасная возможность отработать технику передвижения по снегу, заснеженным и обледенелым скалам, организацию зимних биваков. Это отличная проверка результатов специальной физической подготовки в спортзале и на беговой дорожке стадиона. Выбивание ступеней в ветровом насте, прокладывание траншеи в глубоком снегу отнимают много сил и времени. Рюкзак отягощен дополнительным снаряжением, теплыми вещами. Организация бивака, поиск дров, сушка одежды занимают много времени, а короткий световой день и неустойчивая погода заставляют поторапливаться. Совершенно в порядке вещей мороз, сильный ветер, поземка или пурга.

Неудобства зимнего бивака, накапливающаяся усталость и холод — лучшая проверка климата внутри коллектива, сплоченности команды. Пожертвованные товарищу теплые вещи, забота о сильно уставших и замерзших, внимательность к физическому и психологическому состоянию напарника — залог не только крепкой дружбы, но и безопасности зимнего горного путешествия.

Идея зимнего восхождения на вершину горы Индюшка по скальному ребру вынашивалась нами уже несколько месяцев. Маршрут третей категории сложности летом обычно не представляет значительных трудностей. Почти все члены нашей команды «X team» уже проходили его. Но неустойчивая зимняя погода несколько раз ставила крест на этой затее.

Один раз мы даже были вынуждены спускаться с маршрута, так как моросящий холодный дождь перешел в дождь со снегом, а порывы ветра продували штормовки и наши тела насквозь. Возросшая опасность камнепада и закоченевшие пальцы довершили начатое непогодой.

В перерывах между выездами мы усиленно занимались специальной физической подготовкой, закаливались, лазали по скалам без перчаток. В качестве тренировки прошли в январе два скальных маршрута на горе Индюк. За это время Ребро Индюшки уже «распечатали» более опытные коллеги-второразрядники из альпклуба «Крокус» (Макс, Ринат, Коля). Это ни в коей мере не снизило наш настрой: мы хотели взойти на вершину для себя — 1) проверить свои силы, 2) набраться опыта, 3) подготовиться к весенней альпиниаде.

И вот 11 марта мужской коллектив «X team» (Евгений Шаров, Алексей Левченко и я — Храбовченко Владимир) плюс Ринат из альпклуба «Крокус» в 12:31 высадились на платформе пос. Индюк электропоезда Горячий Ключ — Туапсе.

Снег лежал уже в районе Энема. Не удивительно — интенсивное выпадение осадков не прекращались уже третий день. Сильная облачность с кратковременными прояснениями, порывистый холодный ветер не предвещали ничего хорошего. На горы было передано штормовое предупреждение, что спутало планы многих туристских групп.

На развилке дороги Индюк-Индюшка снега было уже по пояс, а чем выше поднимались — тем глубже. Большие надувы вокруг деревьев намекали на хорошие ветровые перспективы.

Темп задал Ринат. Он только вернулся с Эльбруса и потому набор высоты проходил достаточно быстро. Изредка сменяя ведущего, за два часа мы поднялись к Индюшке и разбили лагерь в скальном гроте. Наскоро перекусив, вышли на маршрут.

Подход к маршруту проходил по 40—50 градусным осыпным и травянистым склонам, покрытым снегом и смерзшейся подложке ветрового наста. Ледоруб здесь не был бы лишним. К месту первой страховочной станции выводит крутой заснеженный кулуар. Далее — работа в связках. Ринат, активно используя клювик ледоруб, проходит короткий снежно-ледовый кулуар и организует следующую базу на небольшой полке. Для подъема второго и третьего используем перила — так быстрее и меньше расходуются силы. Первый идет без рюкзака. Опрометчиво взяли только одну пару кошек. Теперь приходится устраивать сольные выступления:

фигурное катание с рюкзаком и жумаром на натечному льду. Вторая веревка — самая трудная для нас: трещины для организации точек страховки засыпаны снегом и залиты льдом. Сверху летит снег, куски льда, мелкие камешки — идут раскопки зацепок.

Неделей назад, говорит Ринат, снега было еще больше. Именно он проходит в кошках и вторую веревку. Ветер усилился, и стало холодно даже в пуховке. Солнце медленно садится за Главный Кавказский хребет и начинает темнеть. Уже в сумерках начинаем обход третьей веревки справа — иначе застрянем надолго, а фонарик только один. Заснеженная наклонная полка выводит к несложной стенке. Через нее опять выходим на гребень к мощной сосне. Отсюда, уже в полной темноте уходим траверсом по наклонной полке к короткому скальному плечу над нашим гротом. Дорогу освещает узкий серпик луны и холодные звезды, мерцающие в просветах между тучами.

Уставшие так, что кажется нет силы скинуть системы и железо, заваливаемся в палатку. Топим на газовой горелке снег и пьем чай. Начинаем шумно вспоминать горные приключения, смешные эпизоды из жизни альпинистов. После сытного ужина наступает пора второй порции чая. Ставлю поближе к теплу свои ботинки и ноги. Вода закипает и засыпаем отличный индийский чай. В благодарность котелок делает элегантный реверанс и ласково припадает к моим ногам и ботинкам. Все в восторге. Горелка, в припадке безудержного смеха катается по полу. Леха мужественно забивается в угол палатки и с восторгом наблюдает за моим гимнастическим мостиком над лужей закипевшего чая. Аплодисменты, мокрые ботинки и носки, немного ошпаренные конечности — чайная церемония удалась! Пока топится следующая порция снега, выковыриваю из ботинок заварку и выпитываю лужи снегом.

Ночью будит топот ножищ маленькой мышки, проживающей на занимаемой нами жилплощади грота. Она суетливо носится от продуктов к своей норе. Затем начинает вызывающе грызть пакеты и чем-то смачно хрустеть. Леха опознает по хрусту свою крупу. Все просьбы к Жене выйти и разобраться с этим продуктовым беспределом безрезультатны — Евгений окончательно запуган грызунами. В оправдание он заявляет, что мышка — единственный представитель местных жителей, кормящихся за счет туризма. На том вопрос с мышей и порешили.

Утро встретило морозом, свежим слоем снега, пургой. Не видим даже массив Индюка. Стены палатки обмерзли и стоят колом. Вчерашние следы полностью замело. Даже в гроте снаряжение засыпано снегом. Одеваемся потеплее и по плечу выходим на маршрут. Несмотря на непогоду, мы решили закончить восхождение. Вначале по крутому снежному кулуару поднимаемся на гребень. Идти непосредственно по гребню опасно — очень сильный ветер, плохая видимость - и мы идем чуть-чуть ниже. Перед предвершинным взлетом поднимаемся на гребень и, обходя маленькие снежные карнизы, выходим на вершину. Мы взошли! Фото на память и — спуск по тропе к гроту. По дороге заглянули в пещеру под вершиной. Она сильно захламлена и на первый взгляд несимпатична. Присмотревшись, мы нашли ее просто отвратительной с точки зрения гигиены.

Спуск к платформе электрички проходил замечательно — попслей фри-райд по крутым склонам Индюшки и слалом между деревьев оставили радостное чувство и кучку свежего снега в штанах.

Прибыв на платформу электрички, мы подверглись досмотру со стороны неожиданно объявившейся в поселке милиции. Выделив меня как старшего, руководитель «опергруппы» ласково шарил по моим карманам и с надеждой допытывался: ну где же ты спрятал косячок? По его мнению, мы ходим в горы для того, чтобы, уединившись на вершине спокойно покурить собранную на альпийских лугах травку.

Дорога домой прошла в беседах о горовосхождении со встреченными в электричке друзьями-альпинистами. Мы вспоминали прошлое и строили планы на будущее. Ведь впереди — весенние сборы в Архызе и наш проект «Скалы Кубани» — «Kuban rocks small walls».

Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Метки: индюк, альпинизм

06 января 2004

Рождественская Индюшка

Рождество 2000 года нам, молодым альпинистам горного клуба «Экстрем» хотелось отметить по особому. Еще летом наш тренер Николай Григорьевич Кадошников неоднократно и настоятельно рекомендовал посетить зимой скальные маршруты массива Индюка и Индюшки. Его рассказы о замерзших скальных ручьях, обледенелых скалах, непогоде, лазание по скалам в кошках волновали сердца романтиков. При этом он загадочно и ласково улыбался (после таких улыбок находишь в рюкзаке камешек кило на пять, колючки каштана в спальнике или другие сюрпризы).

Проштудировав пару книг по зимнему альпинизму для начинающих, мы собрались в путь. Кратковременное затишье в зимней сессии позволило собрать неплохой коллектив: Джангирова Полина, Андрей Зарубин, Алексей Панежа, Артем Турукало, Денис Высоцкий, Алексей Левченко и я — Владимир Храбовченко. Уровень подготовки — от новичка до третьего разряда.

Учебно-тренировочные задачи состояли в отработке перемещения по зимнему скальному рельефа в объеме программы учебных этапов, организации биваков на снегу, специальная физическая подготовка и закаливание — задачи подготовки к весенней альпиниаде, а также разведка зимнего состояния маршрута ребра Индюшки (3 к.т.). Продолжительность выезда — 3 дня ( 06.01—08.01.2000).

Снег лежал повсюду. По мере подъема к ночевкам его становилось все больше. Подложка покрова представляла собой смерзшуюся ледяную корку (первый слой выпал вместе с дождем, а потом ударили морозы) и местами было довольно скользко. По мере увеличения крутизны склона ехидные усмешки при взгляде на мой ледоруб трансформировались в жалостливые всхлипы и посыпание головы пеплом. Техническое преимущество перешло во временное, и пока народ еще выползал к ночевкам мы с Алексеем Левченко уже укладывали вещи в палатку.

Обустроив лагерь, мы не без труда (но без ледорубов) поднялись к перемычке под Индюком. Вершина выглядела агрессивно и красиво: снежно-ледовая шуба, местами присыпанная навеянным снегом, сумрачно проглядывала в разрывах несущихся серых облаков. Снега было по колено (местами по пояс), на скалах натечный лед и огромные сосульки. Когда пришла пора связываться, вдруг выяснилось, что веревка отказалась участвовать в этой авантюре и осталась непонятным образом в лагере. Пришлось огорчаться за личное снаряжение и железо, которое сегодня лишь видело вершину, но не поднялось на нее.

Организовывая гимнастическую страховку (новое слово в преодолении заснеженных скал) мы поднялись под вершинный жандарм, а далее разрядники продолжили движение по внутренним углам. Не доходя последних пяти метров по вертикали до вершины, т. к. переход на предвершинные вертикальные трещины был сильно засыпан снегом, мы вернулись на перемычку.

Солнце давно село за горизонт, но мерцающий снег позволил благополучно спуститься в лагерь.

Рождественский ужин с символическим шампанским был продолжен праздничным самодеятельным концертом у костра. Особенно запомнилось выступление носков Андрея Зарубина с песнями Бориса Моисеева (соло владельца). Ночную тишину рождественского заснеженного леса разрывали взрывы хохота, местами переходящие во всхлипы и плач. Вконец надорвав животы смехом и чаем с лимоном, мы довольные расползлись по палаткам.

Утро началось как обычно с зарядки, закаливающих процедур, поисков дров и любования пейзажами. Со скального выступа возле стоянки можно было видеть феерическую картину: залитая облаками долина и мчащиеся на уровне глаз крылья туч. Казалось, что они исполняют неведомый танец природы:

разнообразные фигуры вдруг вырывались из тумана, застывали на мгновение и, распавшись, падали ниц. Поверх всего этого безумного движения на фоне пронзительно голубого неба величаво застыли заснеженные зубья Индюка, нежно окрашенные встающим солнцем в желтый.

Через час, приняв наш костер за сигнальный, на лагерь село облако. Видимость упала до десяти метров. Температура — минус пять градусов. В таких условиях мы принялись отрабатывать организацию страховки и передвижение связок на зимнем скальном рельефе на учебном маршруте ГК «Экстрем» от наклонной плиты. Приходилось сметать снег и лед с зацепок, между скальными участками бить ступени по колено в снегу. В ход шли стоппера, эксцентрики, френды, крючья, оттяжки. На маршрут мы взяли все имевшееся снаряжение, сухую одежду, перекус (неизвестно что готовит непогода) — так что рюкзаки были не из легких даже у первого.

Настоящее эстетическое потрясение нас ожидало, когда ближе к вершине мы вышли к верхней границе облаков прямо к ласковым и теплым солнечным лучам. Пронзая синеву неба, они отражались от снега и совсем по-альпийски слепили глаза. Долины были залиты белизной по самые макушки горных вершин. Казалось, что мы попали на много тысяч лет назад — в эпоху третичного покровного оледенения.

Итогом дня и маршрута стало восхождение на Индюк — скалы местами вытаяли под солнцем и лезть стало легче. Наблюдая закат, сидя на вершине, мы негромко обсуждали маршрут по ребру Индюшки отчетливо видневшийся невдалеке.

Следующим утром, расчесывая смерзшиеся за ночь в косы волосы, мы решили, что новички сходят взглянуть на Индюшку и пройдут легкий предвершинный участок, а разрядники в связке сходят маршрут на анкерах. Завтрак был не очень вкусным, но благодаря энергии дежурных все были быстро пойманы и накормлены.

Знакомый маршрут поразил нас снегом на наклонных полках, ледяными сосульками на карнизах и сухостью отвесов. Хотя приходилось скальными тапками бить ступени в снегу и периодически уворачиваться от пролетающего снега и льда мы с Алексеем Левченко быстро вышли наверх и дюльфернули на перемычку Индюка. Всего ушло чуть менее 2 часов — неплохой результат и для весны.

Спуск к станции глиссированием по ледяной корке и прошлогодним листьям оставил приятное впечатление и немного грязи на ботинках. Откушав пирожков в Горячем Ключе, все пришли к единому мнению: Рождество удалось!!!

Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Метки: индюк, альпинизм

05 января 2004

Орлиные скалы, или почувствуйте себя дровами…

Начиналось все где-то в начале декабря. Сидел я как-то в клубе и попивал кофеек. И тут мне предлагают поехать в Сочи, на Орлиные скалы.
Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Заметки из Домбая

Мы в Домбае! Летом! Смотришь и не веришь. Горы стали непохожими сами на себя: зимой они белые, а сейчас нет. Красавица Белалакая вся в кварцевых полосках, а Сулахат (лежащая женщина), по-моему, улыбается…

…Итак, в горы! Первая вершина — Сулахат 2А. Ходили мы ее отрядом — 4 отделения. Под перевалом у половины народа началась горняшка, причем свалила она самых сильных. Ничего, на маршруте акклиматизируются… А тем временем инструктора нам пели залихватские песни, пытаясь поднять настроение.

…На вершине оказались как-то незаметно, хотя дело уже шло к вечеру. А вниз буквально бежали, и успели спуститься до темноты.

А теперь, пик Кап 2Б. Знаменитая обезьянья тропа оказывается крутой, но короткой.

…Ночь, 3:30. Медленно вылазишь из спальника, и мысли в голове совсем не альпинистские, а очень ленивые. Но удивительное звездное небо заставляет проснуться. Ну вот, завтрак готов, надо всех будить, но так не хочется нарушать эту тишину.

…И вот мы уже под маршрутом. Мы — это отделение значкистов. А еще мы — это краснодарские клубы «Экстрем», «Крокус», это Мурманск и Крым. Маршрут чудесный! Ярко светит солнце, тепло, и еще… везде много цветов, они желтые, фиолетовые, розовые… Красивая гора. Гордая, резкая, настоящая. Жаль уходить, и очень хочется вернуться еще раз.

Позади день отдыха, и теперь мы отправляемся на Птышские ночевки. В наших планах — Южный Домбай 3А. Наш руководитель — Яша Кулинский, стажер - Федор. Участники: Юля Ищенкова, Виталий Журавлев, Денис Высоцкий и Ольга Левченко. Утром, перед восхождением нас ожидал сюрприз: наша «автоженщина» (автоклав) решает, что с нас хватит и каши, и быстренько взрывает чай…

Светает, идти прохладно и почему-то сейчас, перед рассветом, тебя охватывает ощущение собственной глупости — ведь мог бы лежать в теплой палатке, а, не «чавкая вибрамами», шлепать по морене. Случайно поворачиваешь голову назад, и… это трудно описать. Нет, я должна быть именно тут, а не в палатке. Ведь это — то, ради чего и ходишь в горы. Ради гор в лучах восходящего солнца. Пик Ине — ярко-медный, сияющий, хочется назвать его «князь». Наслаждаешься природой и вдруг оказываешься на перевале. Слева — пик ЦДСА, а справа — наш Южный Домбай. Идем прекрасно. Ровно, без задержек и проблем. Все сразу четко сработались, не слышно ни одного грубого слова. Очень приятно ходить в такой компании!

Маршрут не короткий, местами насыщен, и все время — интересен. Меня впечатляет «ключ» — 12-ти метровая «пяторошная» стенка. Пытаешься примерить себя к ней… но, пока не получается.

Выходим на вершину, и — вниз. Уходим в боковой кулуар. Через 5—7 веревок должны быть на снегу. Скажу, что кулуары очень сыпучие, причем сыпет «чемоданами». И вот, наш бедный стажер получает такой «тумбочкой» по голове. Спасла каска. Покупайте каски САМР! Федю забинтовали, но времени уже — 8 часов вечера. Снег подмерз, и пока довольно крут. Не обходится и без срывов. Темнеет совсем. Нет фонарика, но теперь есть перила.

Перила — потому что снег плотный и внизу подмерз, а вылетаешь на скалы. Тогда мы сделали очень много дюльферов. Под конец не было сил забивать ледоруб для страховки, и Яша с айсбайлями усердно забивал их в снег. Теперь верх на моем ледорубе буквально срезан, потому что Яша не халявщик. В общем, пришли мы около 2-х ночи в лагерь. Главное и пока единственное желание — есть. Под утро засыпаем. Мы уже внизу. Честное слово, даже во сне не веришь в это…

Новая наша цель Птыш 3Б. Теперь наш инструктор — Николай Александрович Козловский, в составе группы перворазрядница, и мы — новоиспеченные разрядники.

Утром просыпаемся в 4 утра, но сверху сыпет, туман, и мы спим дальше. Около 8:30 просыпаемся — небо идеальное, солнышко. Сборы, час подхода к перевалу, установка там палатки — и мы вышли на маршрут в начале двенадцатого. На всякий случай берем пару карематов и пленку от дождя.

Мы все были уверенны в себе, и думали, что к вечеру спустимся. Но какая это длинная гора! Очень много участков острого скального гребешка, на котором буквально сидишь верхом. Мы работаем тремя автономными связками; за весь маршрут — одни перила. Постоянно кажется, что вот она, вершина, а на самом деле это очередной жандарм.

Проходим маршрут за 6—7 часов. Последние 200 метров перед вершиной высматриваем место для ночевки.

Встречаем нашу группу разрядников, прошедших 3А. Там так сыпало, что 2 из 4-х веревок перебиты, и они будут спускаться по 3Б. В двадцати метрах под вершиной становимся на ночевку, а ребята стали чуть ниже. Наша площадка — 1.5 на 2 м на шестерых человек. Кстати, не было у нас и воды. По рассказам должен был быть ручей, а оказалось, что нет.

Из-за отсутствия воды чуть-чуть боязно — как-то пройдет спуск? Ночью была массовая путаница ног и массовое неудобство, но даже удалось подремать. До сих пор удивляюсь — как мы могли поместиться все под одним спальником!

Утром, с первыми лучами встаем. Эльбрус сияет, весь золотой. Вниз круто уходит грузинская дорога. Она настолько прекрасна, дух захватывает! Забываешь о жажде и усталости.

…К вечеру мы уже Птышках. Да, повезло мне с первой 3Б. Такую гору мы не забудем.

Ну все, пора домой, в Краснодар. Жаль, но мы вернемся — ведь Белалакая пока нами не взята.

P.S. Все маршруты, которые мы ходили — скальные.

Автор: Левченко Ольга

Читать дальше
Автор: alpinism_ru

В Приэльбрусье — экстремисты

С 8 по 20 августа 1999 года в долине реки Адыл-Су, горном альплагере Джантуган, расположенном невдалеке от одноименной вершины, проходили летние учебно-тренировочные сборы молодых альпинистов горного клуба «Экстрем».

К нам присоединились восходители из Польши, гг. Майкоп и Армавир. Были сформированы отделения новичков (инструктор Пашкин С.А.), значков (инструктор Кадошников Н.Г.) и польское отделение «4 танкиста и собака» (инструктор Александров А.А.). Приехав на место, мы разбили лагерь в живописном лесу, на берегу реки Адыл-Су.

Программа сборов была очень насыщена: значками было совершено 4 восхождения за 9 дней (Гумачи (3850 м) — 1Б, Виа-Тау (3700 м) — 2А, 2Б, Чегеткара (3753 м) — 2Б).

Были проведены интенсивные ледовые занятия на леднике Кашкаташ: подъемы, спуски, траверсы, прыжки и бег в кошках, преодоление ледовых трещин в связках, в том числе и в распорах, подъем на передних зубьях. На все эти подвиги нас вдохновляли открывающиеся с ледника виды, вершины Вольная Испания и Башкара. Возможность лицезреть красивые и знаменитые вершины приятно грела душу.

Первое что можно было видеть, продрав заспанные глазки в базовом лагере — Эльбрус. Ушбой любовались с Гумачи, ну а Шхельду пожирали глазами из одноименного альплагеря. Так что, в этом плане удалось и горы посмотреть, и себя показать. А показать было что…

На второй день мы уже вышли на восхождение — Гумачи. За один день мы набрали и сбросили 1,5 км по высоте, и все это без акклиматизации. Неудивительно, что восхождение заняло 15 часов.

В тот день гора была особенно популярна — с перевала Ложный Гумачи пришлось занимать очередь. Мы были за англичанами. Карабкаясь в кулуаре по сыпухе, они кидались образцами горных пород и минералов. Было ощущение прогулки под окнами геологического музея геофака КубГУ в день генеральной уборки. Поэтому «нашим ответом Чемберлену» были политически грамотные, мужественные слова, описывающие наши отношения с ними, их ближними и родственниками до 3-го колена. День отдыха прошел в уничтожении продуктов и бездумном сне. Обжорство приняло характер массовой эпидемии, и было принято спасительное для продовольствия решение сматываться на подход. Вечером того же дня все разместились в комфортабельных «номерах» Зеленой гостиницы — на полянах под ГКХ. «Горняшка» несколько покосила наши стройные ряды, и потому ужин прошел во всех смыслах легко и непринужденно. Новички тоже время даром не теряли. Мудрые инструктора решили обучить их методам оказания первой помощи пострадавшим. Понятливые ребята тут же «спасли» прекрасную Лизу…

Виа-Тау (2А) с перевала «Койавган» — «перевал, через который гонят овец». Овец не наблюдалось, но со сванской стороны прискакала горная козочка с непонятными намерениями. Хотя…Следы пребывания парнокопытных на горе доставляли немало гигиенических хлопот неосторожным альпинистам, шарящим, где попало, руками в поисках зацепок. Да! Это вам не стерильные Альпы!

Словообразовательный генезис названия Виа-Тау столь загадочен («Гора Военно-Инженерной Академии»), что на следующий день мы попробовали разгадать эту тайну уже на маршруте 2Б категории сложности. Так как утром дежурные всех подняли, а разбудить забыли, то дружно проспав кулуар мы заложили «крючок» часа на два. Ну да «для бешеного значка и семь верст не крюк».

Прослышав, что новички и поляки вышли на подход, в тот же день мы вернулись в базовый лагерь. Ревизия продуктов выявила нелицензированные излишки, подлежащие немедленному уничтожению. Приговор был приведен в исполнение самой комиссией. А новички, тем временем, стремительно набирали горы для достижения высокого звания «Альпинист России». К этому времени мы с Женей Васенёвым уже закрыли третий разряд, и потому было принято «тайное» решение искупать нас в бассейне. Наивные люди! Будучи верными друзьями, за собой в воду мы затащили не только заговорщиков, но и всю найденную в округе обувь. Вид плавающих в бассейне ботинок вызывал дикие спазматически-истерические взрывы и всхлипы хохота.

Этот день закончился «церемонией» посвящение в значки новичков и поляков. В номинации «Садист года» победил инструктор Кадошников Н. Г.. Когда после целования ледоруба в горчице и стояние на коленях он ласково улыбаясь, спросил поляков, хотят ли они шампанского, — те радостно закивали головами. Очевидно, что к тому времени они абсолютно потеряли чувство реальности и забыли, где находятся. К действительности их вернули два ведра ледяной вода прилетевшей из темноты.

Вволю поглумившись, мы оставили новичков и поляков нервно вздрагивать и всхлипывать в спальниках и отправились на подход — к Турьим озерам. Шел к перевалу и думал: «Конечно, после сытного обеда идти в гору тяжело — но не до такой же степени»… Я обязательно найду этого г…, заботливого и верного товарища засунувшего мне в рюкзак камень!!!

Турьи озера — ни туров, ни озер. Есть три маленьких болотца, из которых вода утекает под землю. Ходит по полянке весьма интересно — шаги гулко отдается в пустоту под ногами. Видимо под нами большая пещера. А вот вид на Эльбрус просто потрясающий, особенно во время рассвета и заката.

С пика Гермогенова и Чегеткары регулярно сходят камнепады. Грохот летящего поезда слышен даже у Турьих озер. Обвальный беспредел не прекращается даже ночью. Особенно выделяется Гермогенов, прозванный за свой скверный характер «Гематогеновым» и «Армагедоновым». Мое ласковое «Гермогеныч» было воспринято с кривой усмешкой.

Ледник Чегеткара был пройден достаточно быстро, несмотря на обилие трещин на ледопаде. Наше отделение из 13 человек догнало армяно-немецкую группу из 3, которые вышли на час раньше. Зато на скалах эти монстры в скальных тапках уделали нас по полной программе. Наш сарафан только дополз до середины, а они уже заканчивали спуск на лед. Серьезного лазания было пять веревок: плиты с минимумом зацепок. Впереди работал Женя Васенёв. Догнавшие нас восходители из Краснодара не поверили и решили что, впереди идет инструктор и вешает нам перила. Вниз дюльферяли почти весь скальный участок, аж руки забились.

По ледопаду шли как можно быстрее: Гермогенов плевался такими чемоданами и телевизорами… На ледопаде пришлось прыгать через трещины, траверсировать небольшую ледовую стеночку. Плюс кошки постоянно забивались тающим фирном. Адреналинщики, ау! Где вы? Только спустились, как наши еще теплые следы накрыл большой обвал с Чегеткары. Вот такие пирожки с котятами…

День отъезда прошел в банальной суете сборов. Провожая нас горевал весь Джантуган. Суровые инструктора рыдали как дети. Была даже приспущена (вернее вообще спущена) вода из бассейна. Сели в автобус у «Шхельды» и — гуд бай Адыл-Су… We’ll be back!

Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Архыз — земля «Экстрема»

Данная история основана на абсолютно нереальных событиях,
а любое совпадение с чем-то ранее известным — просто смехотворно!

Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Метки: утс, архыз, альпинизм

01 января 2004

Острая—2003. Соревнования по спортивному скалолазанию «Памяти Друзей»

Гора Острая — одна из 14 гор-лаколитов района Кавказских Минеральных Вод — расположена у подножия г. Бештау между городами Лермонтов и Железноводск.Юго-западный склон Острой — скальный отвес, протяженностью более ста метров. Массив давно освоен. Альпинистами здесь пройдено более15 маршрутов различной сложности, вплоть до высшей. Некоторые маршруты полностью оборудованы стационарными точками страховки. В нижней части стены имеются подготовленные скалолазные трассы от 5b до 7b (французская система) категори…
Читать дальше
Автор: alpinism_ru

Дед Мороз раздал подарки

20—21 декабря в спорткомплексе КИНГ прошли традиционные предновогодние детско-юношеские соревнования по скалолазанию на искусственном рельефе «Приз Деда Мороза».
Читать дальше
Автор: alpinism_ru